Архив / 2000 / №1(18) / На перекрестке мнений

Разработчики уходят в производство

Побывав на выставках прошедшего года, где предприятия различных отраслей промышленности выставляли свою продукцию, и поговорив с участниками, можно было заметить интересную тенденцию  – бывшие разработчики и проектировщики организуют собственное производство, на котором изготавливают оборудование по своим проектам. Толчком к этому послужило то обстоятельство, что спрос на разработки за последний десяток лет резко упал и многие проектные институты и КБ остались без средств.

рассказывает главный инженер орловского ЗАО «Стеклопак» Владимир Николаевич Романенко:

«Мы с 1956 года занимались проектированием машин для стекольной промышленности. На разработанном нами и изготовленном Орловским заводом «Стекломаш» оборудовании многие стекольные заводы выпускали листовое, автомобильное стекло, стеклоблоки, высоковольтные изоляторы и многое другое. А вскоре свои законы стал диктовать рынок: - проект ведь дорого не продашь. А потом – отдать его на сторону - это фактически оставить своих людей без работы. Если бы мы привезли сейчас на  выставку разработки, нам бы сказали: «Зачем нам проекты? Нужны машины!»

У нас было небольшое опытное производство, сильные конструкторы, богатейший опыт, и нужно было найти, как говорится точку приложения своих сил.

Изучили спрос, взвесили свои возможности и решили заняться производством упаковочной техники. Так образовалось ЗАО «Стеклопак». Как раз с 1993 года начался «упаковочный бум». Поле деятельности – необъятное: производство упаковки было тогда в зачаточном состоянии - бутылки, например, складывали в ящики и даже в холщовые мешки, вязали проволокой. В течение года конструкторы с нуля спроектировали и изготовили оборудование. Ставку сделали на термоусадочную пленку. Эта технология позволила  АО   «Щекиназот» избавиться от  гофротары и приобретенные у нас три полуавтомата они окупили в течение двух месяцев.

Прошло семь лет с тех пор, как бывшие разработчики «окунулись» в производство. Начинали с «ручного» оборудования, теперь же производят не только полуавтоматы, но и целые упаковочные автоматические линии работающие практически без участия человека.

Не забыли конструкторы и свой орловский завод «Стекломаш» – есть совместный опыт по производству новейших печей обжига для производства стеклотары.

В соответствии с законами рынка и девиз выработался соответствующий: «не стоять на месте, постоянно искать, что нужно потребителям и даже предугадывать их желания». Теперь у ЗАО  «Стеклопак» есть свое производство. Комплектующие изделия – электроприводы, электронику, пневматику покупают у постоянных фирм, хорошо усвоив, что только узкая специализация позволяет довести производство до совершенства».

К проблеме «Разработчики и производство» оказались неравнодушны многие специалисты. Должен ли разработчик заниматься  производством? Как поставлено это дело на Западе и стоит ли нам целиком перенимать зарубежный опыт? Есть ли перспектива у наших НИИ?

С.Ю. Ананин, зам. генерального директора Центра светотехники «Сентеч» ( Москва):

Свое хорошее оставить, чужое лучшее  –  перенимать
«Только тогда, когда разработчик начинает производить, проекты начинают окупаться. Если бы, конструктору сразу прилично платили за его работу, то он и дальше продолжал бы этим заниматься. С одной стороны, будто и хорошо, что проектировщик «смыкается» с производством, с другой – его ведь «муза посещает», и может вряд ли правильно обременять его вот этой рабочей суетой и «бытовухой».

На Западе существует четкое разделение труда. Когда я приезжаю за границу и прихожу в фирму, то разговариваю, по меньшей мере с тремя разными по профилю специалистами. К примеру, проект осветительной установки – это только светотехническая часть. Светотехник определяет цифры – удельная мощность, общая мощность и т.д. Затем передает все это электрику, и тот делает проект электрической части. Ну, и так далее. Я считаю, что узкая специализация - не всегда панацея от всех бед. Окончив МЭИ, я разбираюсь и в светотехнике, и в излучении, и в электронике. Такая многогранность специалиста, это самая позитивная вещь, что была у нас раньше. И не надо все разрушать. Надо использовать и свое хорошее и чужое, лучшее перенимать.

В.Н. Решетов, начальник технологического отдела ОАО «Саратовский механический завод «Электродеталь»

«Наши разработчики находились в Москве, а мы – на периферии. Для нас они были просто законодателями. Конечно, завод и сам имел конструкторский и технологический отделы, которые курировали изделие. Они не в праве были что-то менять, но могли ставить вопросы перед проектировщиками. Интересы наши расходились: для завода главным был план, а разработчики стояли на страже качества и не всегда с нами соглашались.

Сейчас мы сами начинаем заниматься разработками. И качество теперь у нас на первом месте. А объемы снизились, по крайней мере, раз в десять. Даже обузу проектирования взяли на себя. Причем, обошлись своими силами. Потеряли мы что-нибудь, когда лишились головных разработчиков? – Думаю, что нет, так как мы сами стали более ответственными. Раньше мы все делали по чертежам, которые нам спускали с верху. А сейчас  целиком отвечаем за свои изделия: и за качество, и за технические параметры, и за конкурентоспособность. Мы же их и сертифицируем, то есть – полная ответственность. А конкуренция все время подталкивает нас к совершенствованию продукции».

В.В. Мецегора, зам. директора фирмы «Автоматика» (г. Тула)

Путь цивилизованный и «пиратский»
“У нас был Институт проектирования. Специалисты разрабатывали продукцию, а наш маленький подотдел ее изготавливал. Для заводов – «Славич», «КамАз», «Колос» мы поставляли автоматику по складскому хозяйству. Когда все это во время приватизации развалилось, пришлось переходить на аппаратуру для котельных. Ну, а сейчас наша фирма расширилась, став уже больше того института, который, вообще, исчез. Нормально ли это? Трудно сказать. На мой взгляд, не нужно было столько институтов. Ведь они были при каждом уважающем себя министерстве и явно дублировали друг друга. Сейчас там разработчиков практически не осталось: многие светлые головы ушли в бизнес. Львиная доля разработок идет «пиратским» путем. Люди просто берут фрагменты старых проектов и привязывают их к существующим. И сейчас есть, конечно, очень хорошие институты. У нас, например, есть партнеры – проектировщики, которые вместе с заказчиками сдают объект под ключ. Теперь каждый завод имеет свой конструкторский отдел. Мы тоже пошли по этому пути, аккумулировав у себя сотрудников ведущих наших институтов – «Гражданпроект», «Промстройпроект». Когда заказчик хочет обратиться к услугам какого-то института, мы все его проблемы решаем сами».

М.С. Хватов, технический консультант фирмы «Хенсель»

Проектные интитуты должны работать!
«Раньше мы были сильны научными открытиями. Какие разработки, например, делал президент электротехнической компании Виктор Георгиевич Герасимов! Кто не помнит Петра Сергеевича Капицу, возглавлявшего так активно работающее Научно-техническое общество при Политехническом музее! А теперь после того, как рухнула наша наука, мы находим многих наших ученых, в том числе и электротехников, увы, за рубежом, где они возглавляют фирмы, отделения институтов. Сейчас в области космонавтики, обороны, вооружения, связи мы не отстаем от Запада. Передовые НИИ находятся в этих отраслях. Но это все – оборонная промышленность. Ни для кого не секрет, что вообще НИИ дотируются слабо и вынуждены сдавать помещения в аренду, а разработки в основном отданы на места. Пусть развиваются и частные фирмы, но, наряду с этим, проектные институты, я уверен, должны хорошо финансироваться и активно работать.

Может быть, когда на наш рынок придет достаточное количество импортного оборудования, станет понятно, что нельзя топтаться на месте, а нужно следовать прогрессу, по которому развивается весь мир?

Сейчас многие молодые ребята, закончив наши институты, уезжают по приглашению на двухгодичную практику в зарубежные фирмы. Сюда они возвращаются уже менеджерами этих фирм. Они говорят: мы вернемся, чтобы поднимать нашу промышленность и нашу науку. Дай бог, чтобы это так и было!»

Александр Спорков